Букет (Kytice)


1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд6 звезд7 звезд8 звезд9 звезд10 звезд (Еще не оценили)
Загрузка...

Оригинальное название: Kytice

Год выхода: 2000

Страна: Чехия

Производство: Ceská Televize, J&J Jakubisko Film

Жанр: Детектив, Мелодрама, Фэнтези, Ужасы

Режиссер: Ф.А. Брабец

Сценарий: Милош Мацоурек, Деана Хорватова

В ролях: Мартина Безоушкова, Сильви Краслова, Сара Воржишкова, Анна Безоушкова, Дан Барта, Линда Рыбова, Яна Швандова и др.

О фильме:

Фильм, состоящий из 7 баллад-сказок по мотивам чешского фольклора. Все они о любви и страсти, которые не подвластны времени. Невесты и жены встречаются с водяными духами, князьями, колдуньями.

Рецензии:

Не в наши дни, а давным-давно в семь свечей на каменной ступеньке с дуновением ветерка вошла жизнь, чтобы затем тихонько угаснуть струйкой дыма вослед за сгинувшей душой. Через туманы холмов и знойное марево полей, через заросли ельника и багряные рощи мы пойдём за каждой из них под печальную песню свирели, сменяющуюся то волшебным вокализом, то хоровыми молитвами Miserere nobis, звоном колоколов или плачем скрипки, а то шорохом ласкового дождя, в другой момент беспощадно бьющего под ревущими порывами ветра с бесконечной тревожностью облаков. Так под раскаты грома в лиловой синеве внезапно и легко уйдёт из жизни мать троих дочерей, а её любовь им в утешенье прорастёт вереском на могиле. Это будет самая чистая краска эмоций и чувств, растворившаяся полутонами грусти, любви и мистики в остальных шести. И, не успев зажечься, сразу погаснет первая свеча, проложив дорогу к следующей жизни. Никто не умрёт, пока под тихим огоньком плавится воск, пока предыдущая история тает на пути к следующей, из новой точки отсчёта, с совсем другими жизнями и утратами.

Семь свечей – семь мистически завораживающих баллад, когда явь намного призрачнее снов. Страшнее и печальней. Спасаемая порой верой и чудом в безысходности. Загадкой жизненного пути, постичь который сумеем лишь в конце и то если дано свыше. Здесь сюжеты с темой материнской заботы о давно уже взрослых дочерях и малых чадах прорастут нерешительностью, эгоизмом, алчностью с вероломством и избыточным потаканием дочерним желаниям, что порой гораздо хуже ведьмаков и водяных. А неосторожно произнесённые слова – в мольбе и в сердцах, – раскроют тему веры и разумной верности невесты жениху, воскресшему могильной тенью, и цену прозрению после утраты малого дитя из-за материнской чёрствости. Франтишек Антонин Брабец удивительно тонко уловил атмосферу и суть баллад Карела Яромира Эрбена, частично переложенных поэтическим строем из старинных сказок, частично сочинённых им самим. Вместо двенадцати Брабец экранизировал лишь семь баллад-сказаний, но те, что не звучат, нашли отражение в киноязыке, деталях, живописующих нюансы и тончайшие грани происходящего – «он всё пред нею скок; да скок / она ж за ним, не чуя ног».

Так, например, из не вошедшего в кинофильм, сказания «Голубок» в первом стихе использован мотив похорон матери без гроба, а белая птица, периодически появляющаяся в кадре, символизирует чистую душу, из «Вербы» – у мальчика-проводника историй в один момент появилась другая свирель – из кривой полой веточки, как наказывала безвременно погибшая матушка. Невозможная трагическая любовь утопленницы-девицы с водяным предваряется и сплетается зарисовкой о майском дереве и буйным опадением лепестков цветущей яблоньки, словно намекающей на неизбежность судьбы девицы. Обычно перед светлым праздником предшествует ночь разгула колдовских сил. Майское дерево – символ превосходства добра над злыми чарами. Но у него есть и другое значение. Май – месяц любви. И до сих пор можно встретить этот обычай: парни ночью тайком сажают майское дерево, украшенное лентами, под окном любимой. Чем выше дерево, тем сильнее любовь к девушке. Дерево стоит месяц перед окном, а затем его спиливают и родители девушки приглашают парня в гости. Здесь же вместо ленты девица теряет красный платок «от сердца» и он попадает в омут к водяному, утянувшему затем её к себе. А в конце истории этот же платок становится символом непоправимого несчастья.

Из музыки, шорохов, отзвуков, смеха, света и цвета сотканы переходы от одного сюжета к другому: времена года – заснеженная яблоневым цветом весна, золочённая багрянцем кленовых листьев осень с покрытыми сусалью струями водопада, искрящимися в солнечных бликах, скупая скорбь первого снега и хруст сугробов под ногами во время святочных гаданий; оживающее или замирающее время суток – в таинственной зловещей густоте ночных сумерек или прозрачной бледности ночи-синевы с тенями на кладбищенской стене; жаркая полуденная зыбь ржаных полей – пограничное время, когда происходят полные неведомого смысла события, сменяющееся тусклым золотисто-зелёным сиянием комнаты, где покоится удушенное дитя, а на фарфоровой тарелке-часах словно прилипли стрелки, и колокол вторит бою часов, неустанно возвращая застывшее время туда, где царствует нечисть. Синяя зелень юбки медноволосой возлюбленной князя с серой синевой скал, куда ступает её нога, белое с красным, красное во тьме изменчивой воды, золото волос средь спелой ржи, посеребрённые косы спасённой невесты, что белее её платья, как нить, скрепляющая душу и тело – цвет, словно код, условие для постижения истинного значения происходящего.

Просто удивительно воплощение рельефного эрбеновского пейзажа, сохранившее простоту и афористичность, сумев, как и поэт, сделать прекрасно-жуткую киносказку знаковой для славянской культуры. Но, выбрав мотивы фольклорных суеверий и борьбы с потусторонними силами, что отсылают нас к мистицизму Жуковского, Пушкина, Гоголя, постановщик не просто сочетает воедино не связанные между собой истории, как это было у Эрбена, а ещё и закольцовывает повествование так, что в какой-то момент начинаешь сомневаться, кто рассказчик: то ли режиссёр-оператор, то ли мальчик с отцом-чародеем, появляющиеся в нужное время в нужном месте, а то ли мудрая старуха, перед чьим взором разыгрались один за другим события старины глубокой, и ставшая у Брабица чем-то большим, чем сквозной персонаж заключительной новеллы фильма. Свирель уже почти не слышно за буффонадой маскарада теней, но мальчик продолжает вести за собой вереницу нашедших успокоение (а быть может упокоение) в Вечности, в дали, где разгульная вереница святочных масок исчезает в тускнеющей сепии. Там, где для них/за них уже прозвучало свыше: «Miserere nobis / Lacrimae meae panis / Dona nobis pacem / Meum cor contritum est*».

(c) Jezebel_k

Информация о файле:

Продолжительность: 01:20:22

Качество: DVD-Rip

Формат: Avi

Видео кодек: XVID = XVID Mpeg-4

Видео: 1815 Kbps, 25.0 fps, разрешение 704×384 (16:9)

Аудио 1: Dolby Digital (AC3), 384 Kbps, 48 kHz, 6 ch – Русский многоголосый (ТО «Трио толстяков»)

Аудио 2: Dolby Digital (AC3), 384 Kbps, 48 kHz, 6 ch – Чешский оригинал

Размер: 1,56 GB



Жалоба на пост: Сообщить




Комментарии к фильму: